Эмиграция

Моя эмигрантская история. Часть 8, чем заняться во Франции, пока ждешь статуса?

Хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Это и обо мне. Пару лет назад во дворе своего дома в Бишкеке я построил длинный навес, планировал к осени запустить фазанью ферму и завести живность. Но уже через несколько месяцев мне пришлось срочно бежать из страны.

Моя эмигрантская история. Часть 7, Макрон нас сюда не приглашал.

Мы продолжаем публиковать истории Улугбека Бабакулова, независимого журналиста, который был вынужден уехать из Киргизии из-за давления властей и угроз местных националистов. Прожив год в Грузии, Улугбек вместе с семьей получил разрешение въехать во Францию. Проведя месяц в транзитном центре города Кретей, семья Улугбека была вынуждена переехать в другой город, где все оказывается совсем не так, как они ожидали.

Моя эмигрантская история. Часть 6. Воры, крапива и тыквенный оскал капитализма

Читатели и знакомые постоянно спрашивают, почему я не уеду в поисках убежища в какую-нибудь другую страну — в Норвегию, Швецию или Германию. Ответ прост: в отношении просителей убежища действует международная процедура, которую мы, мигранты, называем просто — «Дублин». Как известно, Дублин — столица Республики Ирландия.

Моя эмигрантская история. Часть 5. О преимуществах французского сома над киргизским.

Французские каноисты. Фото Улугбека Бабакулова

Мы продолжаем публиковать истории Улугбека Бабакулова, независимого журналиста, который был вынужден уехать из Киргизии из-за давления властей и угроз местных националистов. Прожив год в Грузии, Улугбек вместе с семьей получил разрешение въехать во Францию.

Моя эмигрантская история. Часть 4. Не делайте из еды культа

Улугбек Бабакулов за работой

Мы продолжаем публиковать рассказы Улугбека Бабакулова, независимого журналиста, который был вынужден уехать из Киргизии под давлением властей и из-за угроз местных националистов. Прожив год в Грузии, Улугбек вместе с семьей получил разрешение въехать во Францию.

Моя эмигрантская история. Часть 3, Между лаптой и кальяном

Поезд TGV. Фото с сайта Speedtrain.ru

Мы продолжаем публиковать историю Улугбека Бабакулова, независимого журналиста, который был вынужден уехать из Киргизии из-за давления властей и угроз местных националистов. Прожив год в Грузии, Улугбек вместе с семьей получил разрешение въехать во Францию.

Моя эмигрантская история — журналист и беженец. Часть 2. Городок Кретей и его обитатели

Моя эмигрантская история — журналист и беженец. Часть 2. Городок Кретей и его обитатели

Как и рекомендовал нам сотрудник французского консульства в Тбилиси, в парижский аэропорт Шарль де Голль мы прилетели в среду всей семьей примерно в 2 часа дня. Я думал, что нас тут будут встречать как обычно – держа на виду листок с фамилией.

Эмигрантские истории Улугбека Бабакулова, журналиста и беженца.

Эмигрантские истории Улугбека Бабакулова, журналиста и беженца.

В мае 2017 года я опубликовал на «Фергане» несколько статей, самыми известными из которых стали «Люди как звери. В киргизском сегменте соцсетей звучат призывы к расправе над “сартами”» и «Если президентом станет Жээнбеков, что ждёт Кыргызстан?

Элен Метлов, Глава Русского дома в Ницце. Интервью программе «Мир — наш».

Элен Метлов, Глава Русского дома в Ницце. Интервью программе «Мир — наш».

Замечательное интервью с замечательной и очень интересной женщиной.

О диаспоре, о Ницце, России, о себе.

Что такое русская диаспора. Что удивило в России. Почему Ницца - не Франция и чем Ницца обязана России. Как создавался Русский Дом в Ницце.

Оксана Корзун. «Как переехать в другую страну и не умереть от тоски по родине».

Оксана Корзун. «Как переехать в другую страну и не умереть от тоски по родине».

Рекомендую еще одну книжку.

Ведь такие проблемы испытывают не только эмигранты - есть еще и студенты, да и мало ли по каким причинам человек оказывается вдалеке и надолго!

Одна из немногих книг, в которых говорится о подобных проблемах, которая действительно заслуживает внимания.