Мы вкладываем в публикации труд и время.
Чашка кофе: перевести 145 руб.

Глухой и русский во Франции. Правдивые истории от Ольги Минской.

Глухой и русский во Франции

Однажды слеза сказала улыбке: "Завидую твоей радости". Улыбка ответила: "Ошибаешься, милая... Я - маска твоей боли!"

Это всё произошло в 2005 году. В городе Саргомин, Франция. Мы получили документы на жительство и столкнулись со страшной проблемой...

 

От редакции:

Если честно — мы долго думали, преждем чем разместить этот материал. И — опять же, если честно — он нам не понравился. Тем не менее, решили попробовать. Хотя бы в качестве свидетельства того, что мы внимательно все смотрим. Что даем высказаться всем. И что наши вкусы — не на первом месте.

Наверное, этому рассказу повезло. Вряд ли мы будем массово размещать что-то подобное. Но иногда — да, наверное, стоит.

Что не понравилось? А решите сами. Может быть, вам понравится все.

 

Глухой и русский во Франции - начало.

...Так вот, мы столкнулись со страшной проблемой — русский акцент. Ненависть при нашем разговоре в бюро с французами вспыхивала, как взорвавшаяся не вовремя петарда. Красивые, высокие, умные, и вдруг - не французы, а всего лишь мерзкие русские... А точнее - минчане. В бюро по трудоустройству сразу можно было забыть о помощи. Их рожи становились страшнее, чем у грибов сморчков, а какое невиданное отвращение! Словно цапли пришли в гости к лягушкам и надо целоваться в губы. Но хотя бы в щёчки, как здесь принято, а потом сплюнуть... Или сожрать... Цапля ест лягушку, а та душит её за горло в это время — вот как это выглядит со стороны.

Переведённые на французский язык дипломы самых престижных вузов Минска они даже не открывали. Сразу выставляли за дверь с отказом. Мы выходили мокрыми от них из-за нервов, нас трясло от злости и обиды. Но - мы же к ним приехали, и приходится молчать. Невольно начинаешь обращать внимание на тех, кто сюда приезжает за хорошей жизнью. Становится страшно… Они совсем не такие, как мы! Это наши «братья меньшие». Они только и знают - как поесть, покакать и быстро расплодиться...

 

Нас не понимают...

Французов называют лягушатниками не из-за того, что они едят лягушек. А потому, что они косят под дурочку, и, типа не поняв тебя из-за акцента, говорят — куа? А для нас — это ква. И не только для нас, а для всех ретранже - а их здесь большинство, естественно. Настоящих французов практически нет. Как нет и их культуры, менталитета и, к сожалению, моды и красивых лиц. А тут мы! Для них мы словно инопланетяне, и нас стали бояться - а значит, и уничтожать всеми возможными средствами.

Короче говоря, нас очень сильно напугали неожиданным шовинизмом. Сначала приняли и помогли - спасибо им огромное. Но потом как стали пить кровь, так и пили в день по сто литров минимум, и напиться не могли. Н,аверное она была вкусная. А иногда казалось, что слишком вкусная...

Это, конечно же, и нашего сына в школе коснулось. Высокий, красавец, умница. Прекрасно говорит по-французски: это не нормально! Костя быстро заводил друзей, потому что очень общительный парень. Но, узнав, что он ретранже - все быстро сбегали от него. И вдруг сразу акцент слышали. И быстренько начинали ненавидеть. Всё происходило так быстро, что потом и бить его стали. Но естественно, он им спуска не давал. Все стали называть его «русков бандит». Но с фингалами ходили они, а не наш сын.

 

Встреча.

Однажды Костя попал в почти чужую компанию. Он знал только пару ребят, с которыми туда пришёл. Все веселились и пили пиво и он заметил в углу пацана, который сидел весь сжавшийся, словно хотел врасти в этот каменный угол. Он нервно перебирал руками и со страхом поглядывал на шумную толпу. Костя спросил у знакомого:
- А что с тем пацаном в углу? И что он здесь делает?
- А! Это мой придурок братец. Он глухой, почти немой и вообще он третий. Видно, у мамаши сил не хватило на нормального. Зачем она его вообще родила - от него одни проблемы. А она его обожает только за то, что он хорошенький - а мы, видите ли, уроды. Ненавижу придурка!
- Если ты его ненавидишь, то почему он здесь?
- Мать заставляет его выводить в люди, а то он совсем одичает. У родителей нет денег купить ему слуховой аппарат - дорого и тогда стоил, и сейчас. Так что у братца моего нет шанса на нормальную жизнь. Только она понимает его ненормальные звуки, которые он произносит. А у меня сразу приступы тошноты случаются, когда он мычать начинает.

 

Будешь пиво?

Костю это просто убило... Он взял банку пива и пошёл к Жулиану. Тот даже испугался, увидев, что Костя идёт прямо к нему.
- Будешь пиво? - спросил он, зная уже, что Жулиан глухой.
Жулиан обрадовался и протянул руки... А потом, на радостях, стал что-то мычать и жестикулировать. Костя, к удивлению, всё понял. Вот так и началась их дружба.

Жулиан оказался замечательным парнем и Костю обожал. Он часто приходил к нам в гости, и они общались на своём странном языке. Француз не понимал, и не слышал акцента Кости, а просто любил его, как друга. Они играли в интернете и веселись. И Жулиан с удовольствием ел всю нашу русскую еду и не кривился, как многие французы. Ему нравилось всё!

У нас был в доме домофон, и, если звучал звонок, и потом тишина, то я уже знала, что это Жулиан. Он и меня обожал, и мужа. И при чём здесь долбаный акцент? Выучили язык - и то хорошо, мы же не детьми сюда приехали, чтобы схватывать всё на лету. Я знала одну арабку, так она за девяносто лет, живя во Франции, еле-еле выучила слово «бонжур». А французов я пыталась научить говорить примитивные слова по-русски - бесполезно. Повторяют и сразу забывают.

Если человек хочет тебя понять, то поймёт, а квакать всё же нехорошо. Тем более так нагло в лицо врать, что не понимает — это слишком противно и обидно. Настолько противно, что хочется поцеловать эту лягушку прямо в губы, чтобы она наконец то превратилась в человека.

 

Счастливые люди.

А мама Жулиана звонит Косте до сих пор, хоть мы уже и далеко от них. Переехали на юг Франции, в Аркашон. Он ей мычит по своему, а она переводит всё сыну на французском и счастлива, что белорусский мальчик - единственный друг её сына. А братьям он так и остался ненужным. И даже страшно представить себе, сколько бы Жулиан рассказал Косте, если бы смог заговорить. Он так этого хочет! Но мы подождём - ведь чудеса случаются! Десять лет такой дружбы стоят дорогого.

Да, забыла сказать. Жулиан так смеялся, что мы в соседней комнате обхахатывалилсь невольно. Это был самый замечательный смех в мире несчастного ребёнка!!!

И пока что никто, за 18 лет нашей жизни во Франции, нас так не обожал, как малыш Жулиан и его мама.

Чашка кофе: перевести 145 руб.
Поддержите редакцию и авторов.
Смотрите также:
Книжные деревни во Франции